Вопрос об адекватности методического изучения

___Главный специалист по философии науки в промышленности нашей уникальной компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации специалистов сектора научного познания:
___Вопрос об адекватности методического изучения неотделим от содержательного определения техники. Здесь мы равным образом можем различить два крайних случая, причем сделанный выбор с неизбежностью предопределяет философские высказывания. Если исходить из широкого определения, техника охватывает всякий систематический целенаправленный образ действия, который выходит за пределы неструктурированного элементарного исполнения; не только сложные, основанные на разделении труда методы космических полетов или энергоснабжения, но также, например, методы игры в футбол или фортепьянной игры относятся в этом смысле к технике (или технологии). Более узкое понятие техники возникает тогда, когда в качестве исходного пункта выбирается сегодняшняя ситуация, характерными для которой являются естественные и технические науки; в таком случае на первом плане оказываются достигнутые результаты, конкретные создания реальной техники, посредством которых человек заставляет силы природы служить своим целям. То обстоятельство, что в пользу обеих формулировок могут быть приведены веские основания, подтверждает внутреннюю связь между методом и произведенной продукцией и тем самым раздвоенность феномена техники, которая не может быть устранена посредством терминологических установлений. Для понимания нашего времени с его грандиозным преобразованием физического мира посредством реальной техники эвристически более плодотворным является узкое понятие техники, в то время как широкое ее понимание сосредоточивает внимание на техническом образе действий, который мы застаем во все исторические эпохи, хотя и в соответственно различающихся проявлениях.
___Констатированная М. Вебером сплошная рационализация условий современной жизни сегодня существенным образом определена состоянием реальной техники. Мы в промышленно развитых странах на каждом шагу встречаемся с техническими артефактами, которые стали для нас «второй природой» и без которых мы вообще уже больше не можем существовать. Сегодня уже не нужно больше отвоевывать право на жизнь у враждебной природы. Однако тем самым мы вовсе не достигли царства свободы, как это ожидалось в связи с оптимистической верой в прогресс в эпоху Просвещения и в XIX веке. На место жесткой природной необходимости отныне становятся вызванная самими людьми столь же жесткая техническая необходимость и непредусмотренные побочные последствия, такие, как ухудшение состояния окружающей среды и нехватка ресурсов. Если же мы пожелаем сослаться на преимущества, ради которых создаются или вводятся технические устройства и методы, то мы вынуждены приспосабливаться к законам их функционирования, связанным, например, с разделением труда, нормированием, пунктуальностью и сменной работой, и мириться с экологическими последствиями их воздействия. Достижения техники требуют неизбежной расплаты за них. Эта обусловленная техникой неизбежность может быть смягчена, но не может быть принципиально устранена, поскольку она имеет свою основу в обязательных организационных функциональных отношениях и в законах структурирования физического мира, так что и здесь имеет силу бэконовское «natura поп nisi parendo vincitur» («природу побеждают, только покоряясь ей»). Приспособление к однообразным, механическим, «нечеловеческим» процессам и потеря естественного образа жизни с его органическими ритмами, которому мы подвластны как природные существа, приводят к отчуждению от наших природных истоков, к которым мы вновь стремимся припасть в свободное время.
___Механические процессы в существенной мере определяются вращательным движением колеса. Тем самым реализуется неорганический принцип, эквивалент которого — повторение — также имеется и в органических процессах. Однако монотонная однообразность по сравнению с дифференцированными и изменяющимися процессами жизни является жесткой и негибкой. Когда вместо механических процессов, выполняемых прежде всего за счет рабочей силы человека, вводятся электронные способы регулирования и управления, являющиеся аналогом нервной системы человека, в принципе предоставляется шанс, чтобы техника в большей мере приспосабливалась к человеку, чем наоборот,— тем более что компьютерная техника готова предоставить в антропологическом отношении вполне позитивные возможности. Однако существует опасность, что язык в качестве важнейшего орудия культуры посредством информационной техники редуцируется к стандартизированным сокращениям, заранее данным категориям и установленным структурам, так что все, что не укладывается в эту схему, станет жертвой технологической селекции, подобно тому как телевидение, ввиду лишенной понятийного и теоретического осмысления визуализации, может привести к утере творчества, многообразия и интеллектуальной автономии.
___Этот пример показывает, что техника никоим образом не противостоит культуре только как иная, чуждая инстанция: она по меньшей мере является таким же элементом культуры. Техника есть объект и результат культурного установления норм, но вместе с тем она есть само собой разумеющаяся и устанавливающая определенные нормы составная часть нашего жизненного мира, экономики, политики и культуры. И как могло быть иначе! Техника готова предоставлять материальные преимущества, в условиях которых ежедневно проходит наша индивидуальная и коллективная жизнь как физических существ, и благодаря этому она косвенно оказывает влияние на тот способ, каким мы понимаем мир и самих себя. В профессиональной деятельности, а также в личной жизни человек сегодня повсюду рассматривается с точки зрения машины (он должен функционировать, он может быть заменен, и ему не позволено мешать работе механизмов; медицинское обследование и перерывы для отдыха можно сравнить с осмотром или ремонтом автомобиля). Насколько тесной оказывается связь между техникой и индивидуальным и коллективным автопортретом человека, показывает среди прочего декартовское объяснение людей как автоматов, механистическая теория государства Гоббса, фрейдовский энергетический баланс психики и недавно появившаяся теория коммуникации, ориентированная на модель передатчика и приемника, а также когнитивная психология, инспирированная информационной техникой.
___Едва ли кто-либо из-за этих проблем всерьез думает об упразднении современной техники. С методической точки зрения техника обладает инструментальной функцией: она служит для достижения цели с возможно меньшими затратами. В этом смысле ситуация выборов относится и к выбору среди конкурирующих технических решений. Следовательно, к нынешней ситуации мы пришли, поскольку эту технику пожелало большинство населения. Даже альтернативная техника или нежесткая, приспособленная технология, которые приноравливаются к ситуации в развивающихся странах, разумеется, будут использовать новейшие знания и возможности. Столь дискутируемые ограничения, налагаемые на нас современной техникой, как и законы природы, носят условный характер. Они имеют место, если созданы определенные предпосылки или если должны быть достигнуты определенные результаты, в последнем случае они даже обязательны. Здесь наряду с сопротивляемостью реального мира в игру вступает элемент свободного, нормативного риска. Потребности, оценки, приоритеты или целеполагания, которыми руководствуются отдельные люди, социальные группы, нации и человечество, не заданы биологически, а являются результатом избирательного поведения, которое со своей стороны в существенной мере покоится на традиционных культурных оценках. Конечно, фактически существует собственная динамика благодаря ранее достигнутому состоянию техники и имманентному развитию инструментального разума. Однако при этом речь идет о случайном, исторически возникшем феномене, а не о естественном законе или сущностной исторической необходимости. Поэтому можно и должно, в особенности при технических инновациях, в рамках прагматической оценки пользы каждый раз заново приходить к социальному консенсусу относительно желаемости целеположенных преимуществ с учетом неизбежного ущерба.
___Таким образом, существуют веские основания как в пользу «материалистического» истолкования техники, т.е. технологического детерминизма, так и в пользу «идеалистической» ее интерпретации, т.е. ценностного детерминизма. Формулируя это иначе, здесь можно провести различие между реальными и идеальными факторами. В материалистически-технологическом истолковании ссылаются на самовоспроизводящиеся и действительно широко институционализированные ныне технические изменения.
___Высокоспециализированные фундаментальные исследования, на которые сильное давление оказывает развернувшееся во всем мире соревнование, предоставляют, как показывает опыт, непредусмотримые в деталях все новые и новые технические возможности, которые затем, из-за давления экономической селекции, с максимальной быстротой разрабатываются до готовности к применению и запускаются в практику. В соответствии с этой моделью хода вещей за техническим изменением должно последовать соответствующее культурное приспосабливание (ср. теорию культурного отставания).
___Несмотря на действие инерции прежних установлений и на вошедшие в привычку тенденции, этот процесс протекает все же не как обусловленный естественной закономерностью; он, как и всякое историческое событие, подчиняется человеческой свободе и спонтанности. Поэтому, пусть даже через соответствующую переориентацию, скажем, с расчетом на бережное отношение к окружающей среде или к природным ресурсам, на будущее могут устанавливаться иные важнейшие задачи и предлагаться другие направления развития. С одной стороны, «суперструктура», в которой переплетаются естествознание, техника и промышленность, образует устойчивую составную часть нашего существования, а с другой стороны, для дальнейшего существования этой суперструктуры требуется наше (молчаливое) согласие, и ее, следовательно, можно также и изменить. Представления техники с помощью дихотомической модели либо в качестве естественного процесса, либо культурного феномена, детерминации посредством реальных или же идеальных факторов, «материалистического» или «идеалистического» истолкования в действительности представляют собой лишь упрощающее вспомогательное средство, которое направляет внимание на тот или иной вполне определенный момент. По сути дела, всегда неизбежно участвуют обе стороны, именно потому что техника является физическим миром, намеренно преобразованным человеком, и тем самым всегда одновременно представляет собой культуру и природу. Это полное внутреннего напряжения единство имеет место даже и для самого человека, который является мыслящим, чувствующим, волевым и в то же время телесно-биологическим существом. Его участие в идеальной и материальной сферах служит последним основанием полярной структуры техники.
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *