закон стоимости и прочие законы рынка

___Генеральный директор нашей компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации специалистов: 
___”Отменив” закон стоимости и прочие законы рынка “заменив” их жестким централизованным планированием и распределением условий и продуктов производства, они поставили перед производством заведомо невыполнимую задачу – спланировать и произвести в точности все до последнего гвоздя, как надо. Даже если бы чиновники Госплана, Госснаба, Госкомцена и других управляющих и координирующих ведомств и министерств были семи пядей во лбу и честнейшими людьми, то и в этом случае они не смогли бы избежать крупных просчётов, провалов и диспропорций в экономике просто в силу колоссальной сложности такой системы как народное хозяйство и невыполнимости такой задачи чисто административными методами не только при тогдашних средствах управления, но и при всей нынешней мощи электроники и информатики. Такая экономика просто была обречена на крупные провалы и диспропорции и, как следствие, на хронические товарные дефициты и черный рынок, перекачивавший огромные массы общественного богатства из государственного сектора экономики в карманы торгашей-спекулянтов, усиливавший имущественную дифференциацию и затруднявший взаимопревращение производительной, товарной и денежной форм общественного капитала, необходимое для нормального хода производства. Таким образом, закон стоимости и прочие законы рынка, загнанные в подполье, действовали в советской экономике со стихийной разрушительной силой, подобно тому как действовали бы законы Ома и Джоуля–Ленца при подборе спиралей для электронагревательных приборов человеком, не имеющем понятия об этих законах, т.е. как действует всякий объективный закон, которого люди не знают или который они игнорируют. Поэтому закон стоимости неизбежно превращается в закон вредности (так считают выдающиеся экономисты из города Хмельницкий), для общественного производства в целом и для трудового люда и в закон наживы для воров, спекулянтов и номенклатурных паразитов.
___О том, на каком основании общественное богатство, сосредоточенное в советском государственном секторе экономики, названо здесь общественным капиталом, речь пойдет позже, а теперь оценим черный рынок и его участников не в юридических и нравственно-этических категориях, как это дела-лось в советском обществоведении, а в социально-экономических. Чиновник или милиционер, отправлявший за решётку мелкого воришку, выступал как представитель государственной социалистической собственности, которая на самом деле была собственностью совокупного бюрократа, а мелкий воришка – всего лишь как мелкий воришка, посягавший на эту собственность в своих личных интересах. И чисто юридические оценки их действий оправданы и достаточны применительно к локальным масштабам и малым величинам. Но дело существенно меняется, а физиономии действующих лиц этой драмы становятся совершенно иными в контексте крупного воровства и широкомасштабной спекуляции на черном рынке. Рано или поздно наши шерлоки холмсы и пинкертоны должны были сообразить, что в отличие от мелкого воришки из крупного вора можно извлечь большую пользу для себя лично, обложив его некоторой данью за покровительство. Теперь физиономии наших героев радикально изменяются. Спекулирующий государственным товаром крупный делец черного рынка, выступает по существу как торговый капиталист, ведущий дело на ссудном капитале, а директор универмага, базы, торга, или завода, товарами которого (или товарной продукцией которого) он спекулирует, превращается из представителя государственной собственности совокупного бюрократа в подпольного частного собственника-капиталиста, ссужающего в товарной форме спекулянту вверенную ему в оперативное распоряжение часть общественного капитала.
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *