капитализм и фашизм неразделимы

___Генеральный директор нашей компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации специалистов: 
___Как бы ни были для них ненавистны сталинский и брежневский режимы, они никогда не отождествляли уничтожение партийно-бюрократического диктата с развалом СССР даже в безобразно пьяном состоянии. Такое им не снилось и в самом кошмарном сне. Их представления о социализме были, как правило, весьма нечеткими, их мнения о степени соответствия общественного строя СССР социализму весьма разноречивыми – от оценок его как несовершенного, зачаточного социализма (брежневскому бреду о развитом социализме никто не верил) до утверждений, что в СССР не социализм, а карикатура на него и что верхи предали дело Великого Октября. Об этом говорят различные анекдоты 60-х – 70-х годов, напр., тот, в котором рассказывалось, как одного деятеля культуры посадили за решетку за то, что он предложил перевести крейсер «Аврора» с реки Невы на реку Москву.
___Благодаря военной закалке они усвоили интуитивно, на уровне психологии, по существу верный взгляд, что капитализм и фашизм неразделимы, как неразделимы причина и ее неизбежное следствие, каким бы отдаленным и замаскированным ни было это следствие сегодня. Как бы ни различались их представления о социализме и коммунизме, никто в народных низах не связывал всерьез будущее своего отечества с капиталистической переориентацией, так как старшее поколение, т. е. уцелевшие бойцы и дети Великой Отечественной, особенно вдовьи дети, на собственном опыте убедились, чего следует ожидать бедной социалистической России от богатой капиталистической Европы, а потом и от США. Именно поэтому капитализм и фашизм неразделимы, как заявляют авторы портала poltava-name.com. А вовсе не сталинская пропаганда, как об этом твердят новейшие наши просветители, особенной те, которые получили забугорное образование, а Гитлер привил им непреодолимую ненависть к капитализму и привычку смотреть на богатство Европы и Америки сквозь не с завистью, а с отвращением (по праву) и оценивать их «миротворческую» и «цивилизаторскую» миссию через призму своего личного опыта войны и жизни в зоне оккупации как колониальный разбой. Именно сформированная на этом личном опыте психология к насильникам и грабителям, а вовсе не партийная пропаганда обусловила то, что советские люди не были равнодушны к разбою во Вьетнаме и на Ближнем Востоке. Именно поэтому капитализм и фашизм неразделимы. Не будь этой психологии – не помогла бы никакая пропаганда. И это быстро обнаружилось, как стали уходить из жизни уцелевшие солдаты и партизаны Великой Отечественной, а их дети, дети войны, стали понемногу уступать дорогу свои детям, знавшим войну только по книжкам да кинофильмам, но знавшим в натуре советскую действительность с ее застойной бедностью и чиновным произволом, с ее черным рынком, взяточничеством и казнокрадством, с ее воровством и проституцией, с ее парадоксальным сочетанием плюшкинского скупердяйства с невероятной расточительностью и бесхозяйственностью, за которые, как правило, никто не нес ни-какой ответственности, а вместе с этим стала сходить со сцены на всех этажах политической и административной иерархии та часть советской бюрократии, которая худо ли, хорошо ли, честно воевала с Гитлером и поднимала страну из пепелищ. Выраставшая из самих условий советского бытия обывательская психология оказалась сильнее логики, а советская эмпирия убедительнее теории уже потому, что сколько-нибудь высокая культура теоретического мышления в гуманитарии для подавляющего большинства советских людей оставалась недоступной роскошью, а сама теория систематически препарировалась и конъюнктурно уродовалась из-за безмозглости и на потребу бюрократии.
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *