планомерное производство

___Генеральный директор нашей компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации специалистов историко-философского направления развития науки и техники: 
___Советские обществоведы и политики первых лет советской власти, а в еще большей мере сталинские деятели, воображали, что можно директивными методами, т.е. путём конфискации, огосударствления и коллективизации, установить общественную собственность и социалистические производственные отношения через планомерное производство, планомерный обмен и планомерное распределение и таким образом построить социализм, а затем и коммунизм. Даже после опубликования «Немецкой идеологии» им и в голову не приходило, что коммунизм – это «не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразоваться действительность, а действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние» , которое, по Марксу, резюмируется словами «частная собственность» и «капитал», и что эта характеристика коммунизма у Маркса есть не какой-то там неразвитый, не-зрелый марксизм, а, наоборот, самая суть марксизма. Да и думать над этим им было некогда: надо было творить «великий перелом» и коллективизацию. «Теория становится материальной силой, как только она овладевает масса-ми», – говорил Маркс. Но ни одна теория, если только это действительно теория, а не расплывчатый миф, не овладевает массами без сильнейшей ее профанации, вплоть до полного ее извращения даже в головах ее адептов из политиков. И чем глубже теория, тем сильнее ее вульгаризация, чем выше ее авторитет в массах, тем сильнее она вульгаризируется и проституируется, как неосознанно, так и вполне сознательно.
___Как сказал Ч.Айтматов устами своего Авдия из «Плахи», «планомерное производство – такова участь всех вселенских идей». И марксизм своей исторической участью подтверждает это ярче любой другой социально-экономической или политической доктрины. На протяжении всего послеленинского отрезка советской истории догматически вульгаризированная буква марксизма торжествовала над его сутью, и не оказалось ни одного партийного или государственного деятеля у кормила государства, который был бы способен переосмыслить эту букву на основе философской методологии марксизма. Большевики ленинской гвардии, за немногими исключениями, были прекрасными пропагандистами, но плохими теоретиками, сталинские большевики представляли собой смесь фанатиков с карьеристами, а «коммунистическая» брежневского и горбачевского времени, дурача народ байками сначала о «развитом социализме», а потом о «социализме с человеческим лицом», об «общечеловеческих ценностях» и «правовом государстве», в своей собственной среде откровенно отождествляло государственное кормило с государственной кормушкой. Это различие между ленинской гвардией и следующими поколениями партийной и государственной номенклатуры народ выразил анекдотически метко и остроумно: ленинская гвардия видела Ленина живого, а теперешние партийные светочи в гробу его видели. И если у кого-либо у обитателей советского политического Олимпа обнаруживались рецидивы революционного романтизма не только на словах, но и на деле, то такой диагноз оказывался для него смертельно опасным, и его немедленно сбрасывали с Олимпа в Аид или царство земной юдоли и плача, как это произошло, например с Н.Хрущевым. В таких условиях нелепо было ожидать от наших властителей всех рангов и профилей теоретической глубины мышления и соединения диалектики с философским материализмом. Зато повсеместно соединялась политическая демагогия с карьеризмом и карманонабивательством за государственный счет.
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *