Познавательная связь науки и техники

___Главный специалист по философии науки в промышленности нашей уникальной компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации инженеров сектора познания и разработки технологических процессов: 
___Прежде всего давайте взглянем на познавательную связь науки и техники. Принцип XVIII века, что наука больше обязана технике, чем наоборот, был неприменим в XIX веке. Отношения между наукой и техникой, если они вообще существовали, были несистематическими по вышеуказанной причине при характеристике парадигматической науки. Единственной новой структурой было применение науки к технике. Этот процесс, по существу, зависит от случая, поскольку производство знания в контексте академического научного исследования не было в принципе ориентировано на техническое применение, а только в контексте последнего определялась пригодность научного знания для практического применения. Процесс применения требовал, как правило, значительных усилий по трансляции. В начале XX века связь науки и техники постепенно становится более тесной. Если в некоторых сферах, например связанных с двигателями, инженерная работа могла покоиться на теоретических основаниях, выработанных наукой в этом и предшествующих веках, то в других технический прогресс покоился на современных или самых последних научных открытиях, как, например, в случае с радио (Маркони, 1895—1907) и с вентилем Флеминга (1904), которые были тесно связаны с работой Максвелла по электромагнетизму (1873)40. Другим примером является химия, где разработка периодической системы (Менделеев, 1871) и развитие основных теорий химических соединений (Кекуле, 1858—1866) подготовили фундамент для того, что должно было стать первой отраслью промышленности, «основанной на науке». Однако наличие структуры, совершенно отличной от этой, стало вполне очевидным, например, в связи с попыткой Редтенбахера сформулировать законы паровозостроения. Эта довольно ранняя разработка может рассматриваться либо как введение специальной теории в науку, либо как перенесение конструирования теории в практические задачи, зависящие от принятой точки отсчета. Основания такой возможности должны быть обнаружены в стадии развития науки, т.е. в степени зрелости или совершенства, которой достигли дисциплины, или, другими словами, в накопленной массе теоретического знания.
___Предметом философских споров является вопрос о том, достигает ли при динамике «нормального исследования» развитие науки точки, где все общие законы и принципы природы известны и научные теории, следовательно, становятся «закрытыми». Гейзенберг утверждал это, предполагая, что законы, содержащиеся в закрытых теориях, всегда будут справедливыми; и Вайцзекер высказался в том же духе 4|. В качестве примеров могут быть приведены классическая механика, динамика, специальная теория относительности и квантовая механика. Даже если остается скепсис относительно столь далеко идущих утверждений, очевидно, что структура развития этих твердо установленных теорий, подобно теориям естественных наук в целом, отличается в некоторых важных отношениях от того, что было в предшествующих фазах: «революции», которые происходят, если они вообще имеют место, не ниспровергают вечное, ранее накопленное, теоретическое знание, а скорее пересматривают сферу его применения; уменьшается число противоборствующих школ (если они вообще сохраняются), которые представляют конкурирующие точки зрения, или теории, на основной предмет или серию проблем, и наконец становятся более редкими далеко идущие фундаментальные вклады и захватывающие обобщения. Среди самих ученых, оказывается, существует растущее убеждение, что некоторые проблемы решены раз и навсегда, подобно проблемам движения, теплоты, света и электричества, с тех пор, как квантовая теория объяснила в принципе структуру атома и материи в земных условиях (Вайскопф) и проблема наследственности была решена молекулярной генетикой (Г. Стент).
___Если мы бросим взгляд на развитие технического исследования, то могут быть установлены некоторые характеристики, которые добавляются к характеристикам научного развития. Все более частой оказывается ситуация, когда усилия технического исследования из-за того, что имеют дело с проблемами той же природы, переносятся в сферу фундаментального научного исследования. Подобным образом исследование поведения металлов привело к кристаллографическому анализу значительно более фундаментальной природы, и технические подходы к достижению контролируемого термоядерного синтеза как источника энергии приводили к трудностям, ибо природа плазмы не была достаточно хорошо понята и, следовательно, требовались более фундаментальные исследования. Во всех этих случаях, как указывает Рапп, технические проблемы ведут к дальнейшим фундаментальным анализам в естественных науках, и, следовательно, направление их развития также определяется техническими проблемами.
___Другой характерной чертой является развитие специфических» теорий технических явлений. Один из примеров — случай с химической технологией (наукой), которая возникла как чисто эмпирическая экспериментальная процедура и последовательно теоретизировалась, пока не стало возможным представление реальных процессов в химических реакторах с помощью термодинамики, гидродинамики и кинетики. С точки зрения техники такая «теоретизация» означала, что базисные операции могут быть отнесены к более общим теориям. С точки зрения науки это означает, что общие научные теории конкретизируются под специфические явления. С когнитивной точки зрения всюду, где бы эти структуры ни преобладали, различие между наукой и техникой принимает неясные очертания, если совсем не исключается. Но опять же было бы неверно говорить о влиянии только в одном направлении. Новая структура возникает скорее потому, что два условия взаимно поддерживают друг друга, развитие научного знания достигает той точки, где его объяснительная и предсказательная сила может быть расширена на быстро растущее множество явлений; технические же явления достигают такой сложности, что их решение требует использования научных методов, особенно выработки теорий, основанных на математическом описании и систематических экспериментах. По существу, это сводится к подчинению практических (т.е. экономических, политических, социальных) критериев критерию истинности, или, другими словами, к расширению последнего на едва ли не все сферы практики.
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *