понятие общественно-экономической формации

___Генеральный директор нашей компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации специалистов: 
___Наши обществоведы, как советские, так и постперестроечные по части методологии безнадёжно отстают от естествоиспытателей, они до сих пор не понимают природы научных абстракций и способов оперирования ими. Они до сих пор не понимают, что понятие общественно-экономической формации – это сильная абстракция, подобная абстракциям изолированной системы, абсолютно твердого тела, идеального газа и т.п. И потому, столкнувшись с формационным многообразием современного общества вообще и советского в частности, не укладывающимся в ими же самими придуманную пятичленку, кричат: “Формационная концепция неверна! Марксизм опровергнут!” То, что реальное развитие общества не укладывается в пятичленку, а формации ни-где или почти нигде не существовали и не существуют в чистом виде, опровергает марксизм ничуть не больше, чем плавный спуск парашютиста опровергает галилееву формулу свободного падения. Как реликты “орто-доксального” советского марксизма, так и новейшие ниспровергатели марксовой философии общества до) сих пор не хотят понять, что формационная принадлежность того или иного конкретного общества определяется не только тем, какие хозяйственные уклады в нем функционируют, но прежде всего тем, какой из этих укладов господствует над остальными, определяет способ их функционирования, делает их объектом эксплуатации как подчиненную ему периферию или прямо включает их в свой состав, а порой даже возрождает в качестве источника дешевой или вовсе даровой рабочей силы.
___Революционный, скачкообразный характер появления новых формаций, а вернее, революционный характер утверждения соответствующих им хозяйственных укладов не отменяет постепенности отмирания старых формаций. Старые формации не уничтожаются скачками, а постепенно разъедаются, пожираются паразитирующими на них новыми формациями. Формационный прогресс – это не только дорога освобождения некоторой части человеческого общества от пут старых формаций, но и паразитирование новых формаций на теле старых. Так, напр., античное рабовладение развивалось за счёт ограбления варварской периферии, угоняя с варварских земель толпы военнопленных-рабов и облагая данью захваченные и подчиненные им территории. По-явление феодальной формации в древней Руси не уничтожило патриархальную общину, а включило ее в структуру феодальных княжеств и превратило ее в объект эксплуатации князьями и их дружинами. Буржуазные Голландия и Англия, разделавшись с феодальными порядками у себя дома, не торопились уничтожать их в остальном мире, но, напротив, поддерживали и эксплуатиро-вали докапиталистические отношения как дойную корову в своих колониях, доминионах и протекторатах. Во время Великой Французской революции Англия, как известно, была основным финансистом, союзником и вдохновителем феодальной контрреволюции во Франции и на всём европейском континенте. Она же вместе с царской Россией была главной опорой феодальной реакции в Европе долгое время после разгрома Наполеона. Более того, ее хлопчатобумажная промышленность возродила на новом месте, в южных штатах север-ной Америки, рабовдадение. Точно так же поступали со своими колониями Франция, Испания, Голландия. И если другие страны и колонии постепенно втягивались в буржуазный прогресс, то не благодаря, а вопреки желаниям и стараниям метрополий, подчиняясь стихийной логике вывоза капитала или освободительной борьбы народов этих стран не столько против своих феодальных захребетников, сколько против заморских “цивилизаторов”. Т.е. буржуазный прогресс осуществляется не в виде победного шествия всемирной освободительной революции с ее лозунгами: “Свобода, равенство и братство!”, “Мир хижинам, война дворцам!”, как это представляли себе Робеспьер, Марешаль и другие творцы и романтики французской революции, а в виде длинной цепи грандиозных кровавых насилий и грабежей, что лучше всего выражено у великого Беранже:
___”За братство и свободу,
___Сражаются глупцы.
___А с их костей доходы
___Берут себе купцы”.
___Точно такая же картина вопреки романтическим иллюзиям революционного большевизма имела место в СССР. Сталинский государственно-бюрократический капитализм (под именем социализма) отнюдь не уничтожил ни мелкобуржуазного, ни феодально-крепостнического, ни рабовладельческого хозяйственных укладов. Необходимость восстановления мелкобуржуазного уклада в составе “социализма” признана Лениным введением НЭПа. Уничтожение НЭПа сталинской бюрократией не устранило этого уклада, а лишь загнало его в подполье, придав ему уголовно-мафиозную форму. Крепостничество было возрождено в сталинских колхозах, а рабовладельчество спартанского типа – в ГУЛАГе. Устроители СЛОНа и ГУЛАГа могли сколько угодно сочинять мифов о наказании “врагов народа” в лагерях и тюрьмах и о воспитании нового, социалистического крестьянства в колхозах и даже сами могли искренне верить в эти мифы, но суть дела от этого не меняется, крепостничество в колхозах оставалось крепостничеством, а рабство в ГУЛАГе рабством. Объективное содержание исторического процесса и его субъективное выражение в головах людей – это вещи весьма различные и никогда друг с другом полностью не совпадающие.
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *