советский “социализм”

___Генеральный директор нашей компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации специалистов: 
___При такой логике вопросов, прежде всего, был бы поставлен вопрос о действительном, а не официально декларированном характере отношений собственности в СССР, о действительной, а не желательной природе нашей государственной собственности, о том, кто же является реальным собственником в Советском Союзе. И тогда обнаружилось бы, что реальным собственником условий и продуктов производства является не рабочий класс или крестьянство и не интеллигенция, а государственно-организованная бюрократия, удовлетворяющая всем признакам отдельного класса, сформулированным в широко известном ленинском определении классов. Тогда обнаружилось бы, что именно реальная собственность государственно-организованной бюрократии является материальной основой дикого произвола “слуг народа” по отношение к “хозяевам страны”, основой то неосознанного, то смутно осознаваемого классового антагонизма между ними. Тогда обнаружилось бы, что советский “социализм” вопреки иллюзиям ленинской гвардии большевиков и прочих революционных романтиков – это особая форма капитализма, что, след., противоречия советской экономики – это особая модификация противоречий ка-питала, что советские “слуги народа” всех рангов – это сверхассоциированнная буржуазия, именно отсюда проистекал целый клубок реальных противоречий между интересами бюрократии в целом и подвластного ей народа, между ведомственными и общественными интересами, между интересами различных министерств и ведомств и их лоббистами в парторганах, а след., противоречии между интересами целых регионов страны, противоречия в функциях бюрократии, напр., противоречие сверхцентрализации управления и ведомственной секретностью и бесконтрольностью, между общими интересами бюрократии и внутриклановой круговой порукой, замыкавшей бюрократию на теневой капитал и подготавливавшей ликвидацию ее монопольного положения в качестве единственного реального собственника условий и продуктов производства, и другие реальные противоречия советской действительности, а не вымышленные нашими идеологами приснопамятных времен противоречия между хорошим и превосходным. Тогда обнаружилось бы, что противоречия в идеологии и нравственности суть не основания, а следствия противоречий в экономике и обусловленных ими противоречий в политической системе. Последовательный материализм в понимании общества вёл к пониманию того, что КПСС, а вернее, ее номенклатура всех рангов и: профилей – это же авангард трудящихся, а авангард и составная часть (как гвардия в армии) государственно-организованного паразитического класса бюрократов, т.е. нечто прямо противоположное тому, чем она сама себя официально называла. Если бы большевики помнили тезис диалектики о переходе вещей в свою противоположность, общий всем диалектикам от Гераклита до Маркса и Ленина, если бы они помнили тезис Ленина о диалектике как науке о том, “как бывают, как могут быть, при каких условиях становятся тождественными противоположности, переходя друг в друга”, то они еще в ходе гражданской войны или уже в первые годы советской власти применили бы этот тезис к ВКП(б)и диктатуре пролетариата и поставили бы вопрос, при каких условиях пролетарская партия и пролетарская власть могут перерасти в свою противоположность, в антипролетарскую партию и антипролетарскую, антинародную власть, при каких условиях диктатура пролетариата переходит в диктатуру над пролетариатом и всем трудовым людом и не создались ли эти условия уже в ходе гражданской войны, не развились ли они до такой степени, чтобы превратить победоносиковых и швондеров в берий и вышинских, которые, придя к власти превратят их самих, творцов революции и революционных романтиков в лагерную пыль?
___Такую опасность смутно чувствовал уже Ленин, ставивший парадоксальный вопрос о защите пролетариата от пролетарского государства, и предпринимавший тщетные усилия по превращению чиновно-бюрократического советского государства в государство типа Парижской Коммуны. В 1928 г. Троцкий уже прямо сказал о превращении советской бюрократии в новый класс паразитов. В 1933 г. то же самое повторил высланный за рубеж религиозный философ Н.Бердяев в “Истоках и смысле русского коммунизма”. И, наконец, в 1956 г. эта мысль оформилась окончательно в работе “Новый класс” югославского философа М.Джиласа. Разумеется, в СССР всё это было объявлено антисоветской и антимарксистской клеветой.
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *