Сциентификация и рефлексивность политического и экономического секторов

___Главный специалист по философии науки в промышленности нашей уникальной компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации инженеров сектора познания и разработки технологических процессов: 
___Сциентификация и рефлексивность политического и экономического секторов, конечно, отражаются в развитии административных и планирующих органов. Что касается ориентации исследования на практические цели, мы уже упоминали передаточные учреждения и «гибридные сообщества». Однако более показательным, вероятно, является растущий объем «вторичных дисциплин», т.е. исследований по энергетике, изучения окружающей среды, политических исследований и многих других. Это указывает, помимо прочего, на то, что проблемные сферы социальной политики обратились к содержанию научного исследования и что наука становится ориентированной на внешние цели. Ясно, что появление этих новых областей свидетельствует о появлении новой, «горизонтальной» структуры науки. Распространение научного метода на другие сферы социальной практики, как мы это описали, таким образом, перерастает пределы современных форм институционализированной науки, как они возникли в XIX столетии.
___То же самое развитие можно проследить в секторе обучения, т.е. в распространении знания. Здесь неравенство между академически теоретическим и профессионально-практическим обучением стало главной проблемой, указывая на степень, в какой система стала в прошлом когнитивно и институционально автономной. Так как мы выяснили, что потребности профессиональной стукту-ры не могут полностью определить содержание процессов обучения, единственным оставшимся критерием их организации является то, что они представляют собой ответы на различные социальные проблемные ситуации.
___Полный комплекс усилий, которые отражаются в таких понятиях, как «междисциплинарность», «дидактика», «разработка учебного плана», может быть резюмирован как попытка интегрировать несоизмеримые сферы знания и практики посредством (мета) рефлексии социальных и политических целей и ориентации производства и распространения знания на проблемы практики, чтобы достичь социально управляемой практики. Это определяет рефлексивность процессов обучения, которая, как видно по расширению и тщательной разработке концепции учебного плана, сводится к рациональной реконструкции реальности. Этот научный поиск более не ограничен сферой производства, но распространился практически на все другие сферы человеческой жизни, и среди них на такие с виду «естественные» деятельности, как еда и любовь. Опыт как регулятив действия заменяется, таким образом, систематическим знанием, и необходимость формализованных процессов обучения распространяется на огромное число сфер действия.
___Поскольку область знания, которому можно «обучиться», быстро расширяется, а сферы действия постоянно реструктурируются, возникают фундаментальные последствия этой структуры обучения. Приспособление к постоянному изменению условий через опыт становится все менее возможным, и, следовательно, биографическое деление обучения и применения знания утрачивает свою функциональность. Мы теперь являемся свидетелями первого указания, что смена поколений как главный механизм определения количества и содержания знания, которому учат, становится дополняемым (и обычно заменяемым?) принципом обучения, продолжающегося в течение всей жизни, которое относительно организации распространения знания становится характерным элементом «рефлексивности» социальной организации. Распространение систематического знания и приспособление к его росту имеет тенденцию стать постоянным процессом — как межбиографическим, так и внутрибиографическим.
___Научно-техническая цивилизация в настоящее время пришла к эмоциональному дистанцированию от самой себя. Я бы хотел обратить внимание на некоторые проявления этого процесса самодистанцирования.
___Прежде всего отметим: еще ни одна цивилизация не была столь тесно соотнесена с прошлым, как наша собственная. Политическое значение требований восстановления исторических памятников, к примеру, все больше воздействует на градостроительство и архитектуру. Музеи стали привлекать интерес публики, как никогда прежде. Конъюнктура на рынке антикварных предметов оказалась практически вне колебаний рыночной конъюнктуры. Популярные издания по истории и археологии уже давно стали бестселлерами. Барахолки, на которых продается старая утварь, удовлетворяющая ностальгию по прошлому, стали элементом едва ли не каждого деревенского праздника.
___Современная техника также втянута в процесс обращения нашей культуры к прошлому. Это означает, что технические устройства как символы культуры уже давно не воплощают одну лишь новизну или прогрессивность на манер уже давно набивших оскомину реклам на сигареты. Как реликты вчерашнего технического прогресса они, напротив, функционируют скорее в качестве средства связи с прошлым. Привлекательность какого-нибудь старинного паровозика обнаружила отечественная киноиндустрия еще в тридцатые годы. Сегодня обладатель древней автомашины привлекает к себе больше внимания, чем владелец какого-нибудь футуристического лимузина. Этому новому процессу вполне соответствует тот факт, что
___Люббе Херманн (р. 1926) — доктор философии, профессор Цюрихского университета. Член-корреспондент Академии наук Рейн-Вестфалии и Академии литературы в Майнце. Труды по философии, философии и социологии техники.
___Чем объяснить, что именно в нашей современной, научно-технической цивилизации начинает распространяться ясно выраженный историзм? Не бегство ли это в прошлое перед лицом современности и будущего? Несомненно, мы наблюдаем и ностальгические эксцессы, носители которых действительно выглядят беглецами от цивилизации. Однако независимо от таких крайних форм культурной патологии, возникающих как реакция на современную цивилизацию, ясно вырисовывается и причина того, почему в нашей цивилизации прошлое обретает все большее значение. Действительно, в чем причина этого? Ответ таков: в ситуации беспрецедентных в истории по своей быстроте научных, технических и социальных изменений воспроизведением прошлого мы пытаемся компенсировать тягостные последствия утраты культурной интимности. Достаточно привести простой и в то же время практически значимый пример, чтобы показать эту связь. Никогда в прошлом наши города столь быстро не меняли своего облика, как теперь. При наиболее резких проявлениях этого города теряют для жителей былую привлекательность их интимности. И нам нетрудно понять, что усилия по охране исторических памятников непосредственно связаны с необходимостью компенсации этого.
___Возможно, менее красив, чем наша тяга к истории и музеям, другой симптом растущего эмоционального дистанцирования нашей научно-технической цивилизации. Я имею в виду открытое бегство от цивилизации, что можно наблюдать в нашей маргинальной молодежной культуре. Распространяется субкультура неприятия цивилизации. К ней относятся и неорелигиозные тенденции бегства от мира, в сферу молодежных сект, и вступление — из тех же побуждений — в радикальные политические группы, в которых они думают найти средство излечения современного мира.
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *