Технологические закономерности

___Главный специалист по философии науки в промышленности нашей уникальной компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации специалистов сектора познания и разработки новых видов продукции: 
___Сегодня можно даже утверждать, что при определенной постановке вопроса, технологические закономерности играют соответствующую методическую роль, такую же, как и результаты экспериментального наблюдения в науке. Те же закономерности могут выполнять функцию проверяющей инстанции для теоретического формулирования законов природы и брать на себя роль хорошо известного «эмпирического базиса» науки, как доказали это технологические закономерности по отношению к технической практике. Опосредствованно соответствующая естественнонаучная теория могла бы быть соотнесена с процессами технической практики. Конечно, такая теория не дает никакого объяснения технических процессов в строго научно-теоретическом смысле, ибо в таких случаях это делает техническая наука с учетом целого ряда дополнительных условий, которые сама наука вообще обходит. Также и здесь обнаруживается определенная форма отношения естествознания и техники, которую следовало бы аналитически исследовать более точно.
___Может показаться, что в нашем изложении опущены философски значимые проблемы, относящиеся к указанным в начале статьи взаимоотношениям техники и экономики, техники и этики, техники и политики, техники и общества. Но здесь речь шла прежде всего о том, чтобы в предметной области философии техники и обозначить ее сердцевину, и обрисовать ее в общих чертах. Мы при этом отказались от одностороннего фиксирования внимания только на самой технике. Мы также отказались от сомнительных попыток определения понятия техники.
___Вместо этого мы здесь, в порядке опыта, вывели и сформулировали своего рода основополагающую матрицу из четырех элементов: природы, естествознания, техники и технической науки,— через которую в своих основных чертах обнаруживается и приобретает определенную структуру круг проблем философии техники. Тем самым мы хотели бы сказать лишь то, что направления философских вопросов принципиально определяют не отдельные элементы этой матрицы, а их взаимные отношения.
___Зафиксированная таким образом проблемная область имеет, однако, свое, так сказать, третье измерение в общественной проблематике в широком смысле слова, и в зависимости от того, какие из тех шести отношений тематизируются, возникают специфические перспективы учета и других, соотнесенных с техникой, дисциплин. Так, например, вопрос об экономических импликациях (техники) каждый раз будет стоять по-иному в зависимости от того, рассматриваем ли мы связь техники и технологии или связь технологии и естествознания. Также и этические и социально-политические вопросы приобретают иные вид и значимость в зависимости от того, тематизируем ли мы, например, природу и естествознание или технику и природу.
___Сказанное не означает, что мы предлагаем некий жесткий схематизм в постановке вопросов философии техники и еще менее — раз и навсегда фиксированное положение ее отдельных проблем в системе знаний. Упомянутой нами первичной матрице мы бы придали лишь некоторую эвристическую функцию. Она дожна служить только тому, чтобы определять место данного вопроса. Тем самым мы могли бы уберечь постановку философских проблем техники от абстрактной односторонности, а также кажущиеся противоречивыми способы решения «одной и той же проблемы» с помощью различных подходов свести к проблемным контекстам, пусть не совсем еще четко сформулированным.
___Если сослаться в этой связи на пример, то в этом случае и животрепещущий сегодня вопрос об «оценке техники» выглядел бы по-иному, в зависимости от того, имеем ли мы при этом в виду действительно технику или технологию. И для различных ответов на данный вопрос несомненно имеет значение то, из какого, более или менее еще не эксплицированного, понятия природы или реальности мы исходим. Соответственно, посредством рефлексии нашла бы и свой исходный пункт также весьма интенсивно обсуждаемая в настоящее время проблема «естествознание и этика» в ее точном смысле, а именно: имеется ли — при постановке данного вопроса — именно это отношение или в действительности в основе дискуссии лежит другое, не выясненное еще четко отношение — отношение между технологией и этикой, иначе говоря, благодаря смешению различных проблемных отношений воображают, будто делают этические выводы из науки, которые, однако, не порождены самим естествознанием.
___Было бы излишне расширять здесь список примеров. Один вопрос, однако, поставленный в самом начале, остается пока открытым: достаточны ли выработанные до сих пор методы в сфере философии техники для того, чтобы проникнуть с их помощью глубоко в сложное переплетение ее проблем, с тем чтобы выработать систематически развивающуюся философию техники. Предметная область философии техники как философская дисциплина неоднородна, так как в ее основную структуру входит не только другая, уже достаточно установившаяся философская дисциплина — философия естествознания,— но и другая наука: технология, и если рассматривать глубже, то в философии техники обнаружится и ряд других отдельных наук. В этом — известная особенность, выделяющая философию техники из других философских дисциплин. Из этого неизбежно следует, что философия техники призвана играть междисциплинарную роль, если мы не потеряем ее след в тумане далеких от действительности спекуляций. Однако из этого также не следует, что становится невозможной ее более успешная философская систематизация. Вместе с тем вполне может возникнуть скепсис в связи с тем, можем ли мы, исходя из многократно примененных до сих пор способов философского анализа, рассчитывать на выявление более общих связей техники.
___Как нам кажется, было бы правильным посредством исследования исторических условий возникновения философии техники сквозь дебри отношений философии техники проложить путь к ее пониманию. В то время как с исторической точки зрения представляется явно запутанным и едва ли просматриваемым в синхроническом срезе, диахронический аспект исторического происхождения философии техники скорее даст нам возможность более успешно проследить ее связи. Ибо в этом случае мы могли бы не только последовательно и потому более легко проследить в ее историческом развитии комплексность философско-технической проблематики в ее постепенном расширении и тем самым проникнуть в ее суть; ведь и история дает нам объяснения относительно исторического хода оценок и разнохарактерного превалирования различных факторов в сложном переплетении проблем философии техники. Немаловажное значение имеет и то, что именно история выдвинула все те понятия, которые входят в предмет философско-технического анализа. И возможно, совсем не случайно, что в последнее время столь часто говорят об «историчности техники». В этом заключено больше, чем лишь тот тривиальный факт, что техника, как и все другие виды культурной деятельности, имеет свою историю. Философия техники поступила бы, однако, опрометчиво, если бы она проблему историчности техники оставила только на попечении историографии технического развития.
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *