Этико-антропологическое измерение

___Генеральный директор нашей компании “ТехноИнжениринг.РФ” пишет для повышения квалификации специалистов: 
___Философское звучание проблема памяти обретает тогда, когда она эксплицируется в связи с проблемой сознания, при этом явно выделяются два аспекта – связь феноменов памяти и сознания с гносеологической проблематикой: сюда можно отнести и платоновское понимание познания как припоминания, и различение Аристотеля mneme и anamnesis, и новоевропейское противостояние эмпиризма и рационализма, и этико-антропологическое измерение проблемы памяти, которое можно назвать сотериологическим, сосредоточивая внимание на связи проблемы спасения с желанием и поисками бессмертия – завершение земного пути человека в христианской традиции сопровождается провозглашением «Вечной памяти». Наше время это измерение именует практическим – в связи с этим существенным оказывается смысловое наполнение «практичности», различные уровни и предполагается выявить через различение этического и прагматического.
___Этико-антропологическое измерение имеет онтологический характер: память приводит к присутствию то, что отсутствует, и делает видимым то, что является невидимым. Хвалебный гимн памяти приведен в десятой книге «Исповеди», которая в определенной степени может рассматриваться как феноменология памяти, память становится тождественной душе: «Но память и есть душа, ум» и далее следует удивительная метафора: «память это как бы желудок души, а радость и печаль – это пища, сладкая и горькая». Онтологическая значимость памяти отчетливо проявляется не только в христианской поминальной службе, но и в любовной лирике, переполненной призывами помнить и не забывать друг друга. Здесь разворачивается коллизия, которая содержит опасности для человеческого бытия: память способна становиться присвоением того, кого помним, такой властью над ним, которая устраняет его бытие и делает фантомом. Таким способом можно закрепить в своей памяти любое событие, и это будет всё равно что купить сейф в новосибирске – это навечно.
___Как уже упоминалось, концепция памяти как основополагающего элемента души (сознания) реализована Августином – задача спасения уже в этом связывается с памятью. Для мышления Августина характерна стройная ритмичность троичности, что соответствует божественной вездесущести, но отчетливо Божественная Троица удостоверена троичной структурой человека как образа Божьего, которым является человек по своему уму, как это говорится в Книге 15 трактата «О Троице» при приведении основных содержательных аспектов всего предыдущего и это весьма показательно для Августина. Здесь же указывается характерная для человека троица «ума, знания, которым он себя знает, и любви, которой он любит себя и свое знание». Во всех размышлениях постоянно присутствует ритм различенной согласованности, идущей от Божественной Троицы: троица веры, надежды, любви, выстроить которые в человеческой душе нацелены Божественные книги; троичность любви – любящий, любимый и любовь; троичность ума, состоящего из памяти, понимания и воли или несколько иной вариант троичности человека, представленный в «дарении, знании и использовании (ingenium, doctrina, usus)» – с чем соотнесены память, понимание и воля, при этом «эти трое – память, понимание и воля – не суть три жизни, но одно жизнь, не суть три ума, но один ум».
___ 
___________________________________________
Запись опубликована в рубрике Философия науки в промышленности с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *